Специалист по
альтернативной медицине

Самая ранняя диагностика рака (Тест-маркер BGS 15)

«Трудно найти в тёмной комнате чёрную кошку,
но это не значит что её там нет!»
импровизация на Конфуция

 

Вступление

Сегодня медицина может обнаружить раковый процесс, когда он уже локализовался в тканях организма, или дал первые признаки изменений в слизистом слое. До этого, он тихонько, без латентно начинается за много, много лет до диагностической беды, так как в медицинской науке пока отсутствует обоснованная этиологическая теория его природы. А значит отсутствуют и любые признаки его ранней фиксации, даже на уровне микроскопических сравнений. Как говорится, неизвестно что искать и что видеть. Поэтому сегодня, весь методологический набор эффективен и безошибочен, лишь когда есть что рассматривать, отщипывать и брать материал на исследования. Но это всегда уже фазы локализованной формы процесса, который до этого, развивается в организме 7- 8 лет. Как известно почти все существующие онкомаркеры далеко не всегда информативны и могут быть в норме, даже когда например колоноскопия или МСКТ уже фиксируют онкологию и начало метастазирования. Поэтому бессмысленно говорить о современном скрининге на уровне профилактического этапа, или этапа вторичного риска, после полных курсов лечения. Все эти безусловно необходимые мероприятия, к сожалению уже фиксируют, хоть и маленькие, но уже сформировавшиеся образования. Поэтому сегодня широко вводится практика профилактической хирургии, которая предусматривает срезание любого бугорка, в страхе что он может переродиться в онкологию. Именно в этом и ошибка, так как примерно 80% от общей дистанции процесса, приходится на скрытый бессимптоматический период.

Противостояние

Первые сдвиги организма в фотосинтез, формируют в нём новые взаимосвязи и баланс между различными веществами. В первую очередь это касается аминокислот и микроэлементов, которые всегда детерминированы при любом виде синтеза. Это значит, что есть доминирующие группы микроэлементов, во многом определяющие оба этих процесса. Из известных в настоящее время науке 104 химических элементов, составляющих периодическую систему Менделеева, свыше 70 входят в состав организмов.

Кроме основной маточной группы (азот, углерод, кислород и водород), входящей в состав протоплазмы клеток, другие микроэлементы участвуют в построении ферментов (сера, фосфор, магний, селен), третьи влияют на физико-химические свойства протоплазмы и поддерживают коллоидное состояние клеточных белков (натрий, калий, хлор). Но протоплазма растительных клеток строится на основе хлорофилла, а животных на основе гемоглобина. В науке давно определено, что хлорофилл и гемоглобин противоположно подобны.

Отличия определяются тем, что в порфировом ядре хлорофилла находятся фотоэмиссионные элементы таблицы Менделеева (магний, цинк, серебро, ртуть, германий, селен, фтор, цезий, стронций), а в порфировых ядрах гемоглобина находятся термоэмиссионные элементы (железо, никель, кобальт, медь, золото и др). Одним из принципиальных отличий клеток растительной природы и клеток животной природы является то, что протоплазма растительных состоит главным образом из хлорофилла, а протоплазма животных из гемоглобина.

Хлорофилл отличается от гемоглобина лишь тем, что в порфировых ядрах хлорофилла находится магний, а в порфировых ядрах гемоглобина – двухвалентное железо. Поэтому хлорофилл зелёный, а гемоглобин красный. Цветность хлорофилла обусловлена фотоэлектронным эффектом магния, который от действия фотонов – зелено-красных цветов спектра света – может освободиться от своих свободных электронов. Гемоглобин имеет красный цвет только за счет того, что при бомбардировке электронами атомов железа от гемоглобина будут идти излучения красного света.

Так вот, когда в организме происходит сдвиг, многие аминокислоты и микроэлементы, без
которых здоровый организм просто не может нормально функционировать, оказываются для него опасными, так как становятся активными проводниками онкологического процесса (Б.В.Болотов). И это как раз те микроэлементы, которые являются доминантными в биологии растений. В первую очередь это магний и цинк, а во второй менее активной группе – калий, натрий, кальций и селен. Это противостояние, с изменением функций микроэлементов щелочных групп сопровождается остаточными явлениями, которые можно наблюдать на уровне молекулярных построений. Рис 1-Б, 1-В.

Этапы фотосинтеза
Например, когда двухвалентный цинк атакует в порфировом ядре двухвалентное железо, это формирует характерную молекулярную цепь, которая по своей графике очень напоминает структуру хвойных растений. И это вызывает особый интерес, так как именно пихтовые породы находят в образцах древних периодов и именно они сегодня являются растениями долгожителями живущими от 2000 до 4000 лет (Секвойя, Кипарис, Туя, Сосновые). Получается что в организме живых существ, фотосинтез формирует реликтовую молекулярную графику своих лучших первородных представителей. Рис 2.

Ветки хвойников

Когда процесс фотосинтеза набрал в организме силу, кровь под микроскопом будет выглядеть как на рис. 3-А, 3-Б. Если же в организме начал формироваться онкологический процесс, то наша кровь будет выглядеть как на рис. 4-В. При развитии онкологического процесса кровь под микроскопом выглядит как на рис. 4-А, 4-Б, 4-В.

Пораженные клетки

Нарушения в клетках
Научное понимание изменения роли микроэлементов при онкологическом процессе, была высказана Б.В.Болотовым в 1998 году. Изучая различные протоколы, в том числе альтернативной и народной медицины, он обратил внимание на то, что использование препаратов с повышенным содержанием магния, калия, цинка, натрия и селена, всегда усугубляют состояние раковых больных, по интенсивности развития процесса. Понимание этих механизмов, Борис Васильевич опубликовал в своей книге “Здоровье человека в нездоровом мире”.

Помню, как в начале двухтысячных по этому поводу хихикали биохимики, рекомендуя ему отвлечься от ядерной физики и заглянуть в учебники по физиологии. Тогда Болотов ответил, что его понимание процесса позволяет создать безошибочный маркер отдалённого скрининга. Группа его последователей и учеников взялась за реализацию этой идеи и в 2003 году он был создан, а с 2004 года начались лабораторные исследования. Несколько клиник в разных странах мира начали тестирование людей без установленных онкологических диагнозов, но имеющих ряд специфических нарушений в организме. Первые результаты по отдалённому прогнозированию появились в 2010 году.  С 2014 года тест маркер начали использовать для скрининга онкологических больных в процессе лечения с использованием различных методик. В 2015 году окончательно сформировалось понимание его возможностей и значимости. Первое патентование тест-маркер BGS 15 прошёл в Украине.

Тест-маркер BGS 15

Маркер фиксирует атаку на двухвалентное железо в гемме. Она фиксируется по интенсивности и протяжённости во времени, при помощи реагента нанесённого на поверхность эритромассы, зафиксированной на предметном стекле. Для этого достаточно взять анализ крови с безымянного пальца. Реагент фиксирует ингибирующую интервенцию двухвалентного цинка, по замещению, двухвалентного железа в гемоглобине. Данный метод отличается от всех существующих онкологических маркеров тем, что нет необходимости видеть специфические вещества, продукты жизнедеятельности опухоли и вещества продуцируемые тканями в ответ на инвазию раковых клеток. Это в основном фаза уже развившегося, локализованного процесса, когда тестирование можно оценивать как запоздавшее.

Преимущество данного метода в том, что ещё нет никаких признаков для установки онкологического диагноза всеми современными методами исследования, а начальный и развивающийся процесс в организме уже можно фиксировать. Медицина ещё никогда не видела и не наблюдала таких предонкологических больных, что представляет громадное значение для поиска будущих методов профилактических и лечебных мероприятий.

Если говорить о скрининговой ценности BGS-15, то он позволяет наблюдать за онкологическими больными, на фоне любого применяемого лечения, что позволяет безошибочно определить его эффективность или пагубность. Так же хочется отметить, что использование данной наукоёмкой технологии, в силу её простоты, позволяет быстро составить целые региональные карты онкологического риска. А это уже информация стратегического, демографического значения.

Создание данной технологии посвящается Болотовой Неле Андреевне

error: Будьте здоровы!